8(81841)2-17-04       Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Священное Писание свидетельствует о богооткровенном происхождении

искусства украшения тканей шитыми изображениями. 

Господь 'исполнил мудростью сердце ... вышивателя

по голубой, пурпуровой, червленой и виссонной ткани и ткачей,

составляющих искусные ткани' (Исх. 35, 35).

Первыми образцами церковного лицевого шитья стали завесы

ветхозаветной скинии: 'И сделай завесу из голубой, пурпуровой и

червленой шерсти и крученого виссона; искусною работой должны быть  

сделаны на ней херувимы' (Исх. 26. 31–33)

 


Золотое шитьё – вышивка золотой и серебряной нитью – очень древний вид рукоделия. Самые первые сведения о золотом шитье относятся ко II веку до н. э., когда в Пергамском царстве (северо-запад Малой Азии) правил Атталу. Согласно преданию, именно оттуда и пришла к римлянам атталинская вышивка – так тогда называлось шитьё золотой нитью. У этого вида рукоделия есть и другие названия – «золотина, золотная ткань, золотное шитьё».

Выделывали металлическую нить особым способом - волочением, получали тончайшую проволоку, которую называли волочёное золото (или серебро). Обвивая вручную этой проволокой льняную нить, получали спряденную нить, которую так и называли пряденой. Позже стали изготавливать пряденую нить из волочёного золота, серебра и золочёного серебра с шёлком. Такая нить получила название скань. Четвёртой разновидностью металлической нити была бить (названная так по способу получения), которая представляла собой очень тонкую и узкую полоску. Из битья путем скручивания этой тонкой полоски в спираль получали витушку, называемую также канителью. Разумеется, из-за дороговизны материала и трудоёмкости изготовления из него разных нитей весьма велика была и цена самих нитей.


На Руси упоминания о золотошвейном искусстве встречаются в летописях, старинных документах, а также в отзывах иностранных путешественников, начиная с XI века, но особенно много описаний и даже изделий сохранилось с XV века. Изделия, относящиеся к этому времени, представляют собой различные церковные принадлежности (покровцы и покрова, пелены, плащаницы, завесы и пр.), а также иконы, шитые иконостасы, хоругви, знамёна. Выполняли вышивку на дорогих плотных тканях: тафте, атласе, парче, бархате, а также на замше и коже. Металлическая нить не только дорогая, но ещё и очень непрочная – хрупкая, ею нельзя шить, как простой льняной или шёлковой нитью. Её укладывали по узору на ткани и прикрепляли шёлковой нитью в цвет металла или очень ярких контрастных цветов, создавая одноцветные и многокрасочные узоры.

Золотошвейные работы выполнялись в те далекие времена в монастырях. Рисунок для вышивки обычно делали художники – иконописцы. На Руси – золото шитьём занимались только женщины. В XV веке золотое шитьё стали применять и для украшения одежды богатого люда. На вышитых изделиях часто встречаются имена владельцев мастерских, которые свидетельствуют, что и при дворах князей, бояр, богатых торговцев уже существовали свои мастерские – «светлицы», где работали специально подобранные и хорошо обученные вышивальщицы… Шитьё золотом - работа довольно трудная, требующая тщательного исполнения, поэтому ею занимались большей частью в монастырях и специальных золотошвейных мастерских.

Каргополье с древних времен славилось своим искусством золотного шитья, сложившегося у местных мастериц в XVIII веке.

"В переписи имущества XVIII века не раз упоминают женские наряды каргополок, украшенные золотным шитьем. Так, одна из них, марта 1755 года, среди других вещей перечисляет и «треушек женский куней, с нарядом, с пухом бобровым, верх золотой» стоимостью в 5 рублей и «золотой наборошник» - в 1 рубль. Полагают, что первые золотошвеи были из семей духовенства, от них это удивительное ремесло пошло по деревням уезда. В ту пору этот промысел был широко известен в России: купцы приезжали сюда скупать украшенные золотом и жемчугом девичьи повязки, «бабьи» кокошники и сороки и продавали их затем на новгородских ярмарках. В прошлом веке зажиточные каргополки щеголяли в шитых золотом сарафанах, подпоясывались низаными поясами, покрывали голову шелковыми «фатами», переливающимися золотыми цветами. Тогда же по белой ткани шьют и «баское» - красивое узорочье «золотых платов». Во второй половине XIX века они были в большой моде, и от той поры сохранились самые замечательные образцы.

Вышивали золотные платы «в основном деревенские ремесленницы, которые селились в шести волостях, расположенных по Архангельскому тракту, по дороге на Ошевенск и в окрестностях этой слободы. В конце XIX века мастерицы работали исключительно по заказам, с которыми приходили к ним в конце зимы или по весне...Ткань заправляли в квадратные пяла, на жёлтую бумагу сводили мотивы рисунка (чаще со старинного платка), эти шаблоны раскладывали по материи и поверх вели шитьё. А всё необходимое покупали в Каргополе"

Самые дешёвые платы стоили 17 рублей (хорошая лошадь, к примеру, стоила всего лишь 10 рублей). «Устьволгская волость (в месте впадения р. Волошки в Онегу) была одним из значительных центров золотного шитья. По количеству истраченного материала платки из этой волости относятся к наиболее богатым".

Одной из причин упадка в конце XIX столетия золотошвейного промысла было обеднение крестьян. Вместо «золотых» теперь покупали более дешевые, шелковые. К 1902 году промысел этот исчез почти без следа, в это время насчитывалось всего лишь 12-18 мастериц по всему уезду. Золотные платы делались из миткаля или коленкора достаточно большими: сторона его могла достигать 120 см. Видимая половина платка была богато вышита золотным растительным узором. Вышивка выполнялась позолоченным пряденым серебром и битью по бумаге и картону в техниках «золотное шитьё в прикреп» и тамбурным швом.

В технике золотного шитья, помимо женских одежд и головных уборов, выполняли и «заветное шитьё». Так, на клочке темной материи золотными и серебряными нитями вышита загадочная женская фигура, коренастая, большеголовая, в длинной одежде, со сложенными под грудью руками. Лицо ее напряженное и сосредоточенное, скорбный изгиб бровей, плотные сжатые губы, косо поставлены большие глаза. Шитьё это незамысловато по исполнению, но отличается цельностью формы, а сам образ подчеркнуто значителен и строг.

Жил в крае давний обычай, по которому занедужившая женщина вышивала «по завету» то ли свое изображение, то ли больной член - руку, ногу, голову и несла изображение в часовню или в церковь, где вешала к иконе. Таким образом, шитьё это было изображенной, подчас с надписью, «молитвой» об исцелении.

Золотное каргопольское шитьё доведено до совершенства, оно поражает своей ослепительной красотой и торжественностью. Одни мотивы узора шиты в прикреп, и кажется, что они подернуты рябью, другие, с высоким рельефом, ярко блестят, тонкий петельчатый шов заплетается вокруг них нежной паутинкой, а рядом золотым сиянием горит бить обводки. На некоторых «золотых платах» вышиты год создания, имена владелиц, дарственные надписи: «Се платок девицы Марьи Андреевне носить щастливо 1863 года июня 21 дня», или: «Сей плат желаю носить всеусердно и благоприятно в любе и в радости 1879»